Все новости Дагестана

Военная операция Турции в северной Сирии вынудила многих задуматься о перспективе прямой конфронтации между двумя союзниками по НАТО. Однако многое будет зависеть не только от масштаба этой кампании, но и от того, как Вашингтон воспримет истинные намерения Анкары. Как отмечает  Financial Times в материале Co-operation is in Turkey and America’s best interests, первоначальная цель Анкары состояла в том, чтобы захватить контроль над Африном, удерживаемым курдскими Отрядами народной самообороны (YPG), ответвление Рабочей партии Курдистана (PПK), которая признана террористической организацией как в Турции, так и в США. Однако президент Реджеп Тайип Эрдоган заявил, что операцию нужно расширить до Манбиджа и, возможно, дальше на восток до Рожавы.

Однако в отличие от Африна, где Россия имеет влияние, Манбидж и Рожава являются анклавами, где США обучают и вооружают боевиков YPG для борьбы с ИГИЛ (запрещена в РФ). В регионе размещено более 2000 американских военнослужащих. В ходе недавнего телефонного разговора с Эрдоганом президент США Дональд Трамп предупредил своего коллегу о возможности военной конфронтации между турецкими солдатами и американскими военными на сирийской земле.  Это худший сценарий для двух союзников по НАТО. Ключевым вопросом является то, действительно ли Турция желает начать военную конфронтацию с США в Сирии, или же агрессивная риторика Анкары является частью изначально продуманных усилий, направленных на то, чтобы не дать американцам углубить сотрудничество с сирийскими курдами? Также важно понять, действительно ли Вашингтон считает, что турки блефуют, и что они не будут атаковать YPG в Манбидже.

Как показывает история, когда нет доверия, стороны могут просчитаться. К сожалению, институциональные связи между США и Турцией значительно ухудшились. Военные контакты устарели. Более того, ослабление традиционных внешнеполитических форм связи как в Анкаре, так и в Вашингтоне затрудняет ситуацию. 
Прямая конфронтация между турецкими и американскими войсками будет иметь серьезные долгосрочные последствия для трансатлантической безопасности. Учитывая заинтересованность Москвы, Тегерана или даже Дамаска в таком сценарии, о рисках вмешательства с целью спровоцировать кризис нельзя забывать.

Мало того, что двусторонние отношения между двумя странами понесут непоправимый ущерб, приверженность Турции НАТО в будущем также будет поставлена под угрозу. Турецкая общественность уже скептически относится к преимуществам членства в альянсе. Опрос в ноябре 2017 года показал, что 67% жителей считают, что не только НАТО может обеспечить безопасность страны.  Этот скептицизм еще более заметен среди сторонников правящей Партии справедливости и развития (ПСР). Согласно тому же опросу, 65% турецкой общественности и 73% электората ПСР считают США враждебной страной. Только 2% турок считают США дружественной страной.

Что в такой ситуации могут сделать США? Вашингтон должен стремиться к тому, чтобы определить сферы, представляющие взаимный интерес как для Америки, так и для Турции. Анкара и Вашингтон могли бы разработать совместную инициативу по созданию гуманитарного коридора, по которому мирные жители могли бы  спастись  от конфликта в Африне. Сотрудничество между США и Турцией поможет восстановить утраченное доверие. 

Вести Кавказа

Самые последние новости в России и в мире. Присоединяйтесь к нам, чтобы быть в курсе всех важных событий

comments powered by Disqus