Все новости Дагестана
Хаджимурад Малаев:  «Если что-то делаете, уважайте прежде всего самих себя, потом – других, но не от страха». новости дня в дагестане

Неутомимые наши читатели, увидев нашу прошлую публикацию о республиканской больнице восстановительного лечения и её главном враче Хаджимураде Малаеве, не остались равнодушными к этой теме. Писали, звонили, оставляли комментарии. Для многих остаётся загадкой преображение больницы из отсталой в процветающую и передовую, и всем хочется узнать подробней, как это получилось, какие неведомые силы пришлось привлечь. Всё оказалось просто – неравнодушие руководителя, сумевшего в полной безысходности найти рычаги для устойчивого роста.

Грязелечебница. Какие ассоциации вызывает это слово у махачкалинцев? Неухоженность, отсутствие элементарного комфорта пребывания и лечения. Только грязи эффективные, этого не отнимешь, приходится терпеть. Терпели пациенты, терпели врачи, сменялись руководители. До сих пор мало кто знает, что не грязелечебница она давно, а Республиканская больница восстановительного лечения. Вероятно, этот её высокий статус и защитил больницу от полного раздербанивания до 2013 года.

 

Вчерашний день

Это выглядело так: центр Махачкалы, буквально 50 метров от главного проспекта столицы. За каменной стеной со страшненькими воротами – двухметровые камыши со змеями и лягушками, болото, грязь. Пациенты, приезжающие на лечение, привозят с собой резиновые сапоги для прогулок по территории. Столовый корпус, похожий на хлев, в котором настоящий хозяин даже скот бы не стал держать. Обсыпающаяся штукатурка на стенах, заплесневевший потолок, чёрный от жира и грязи пол, полуразвалившаяся мебель, ужасная еда. В стационаре ни одной целой кровати – где проволокой замотаны, где фанера под ветхим матрасом лежит. Сердце больницы – лечебный корпус – раз в неделю закрывается на ремонт: ржавые трубы, изношенные насосы, сломанные ещё в советское время краны.

Такую постапокалиптическую картину увидел перед собой в 2013 году новый главврач РБВЛ Хаджимурад Малаев.

«Когда я впервые подъехал к больнице, то подумал, что заблудился. Это не было похоже не только на лечебное учреждение, но и вообще на место, где могут находиться люди», – с таких впечатлений началось его знакомство с новым местом работы.

Но, как человек, уверенный в своём потенциале и в своих силах, Хаджимурад оценил увиденное как новый и ценный для себя опыт, возможность реализовать свои возможности и изменить что-то в системе. Работать по инерции он не привык, поэтому с первого дня поставил перед собой определённые цели и стал к ним поэтапно продвигаться.

Тут надо пояснить, что до своего назначения в Хаджимурад Малаев никогда не работал в государственной системе здравоохранения. Практиковал и руководил частным медицинским центром «Синтез-М», где выстроил такую схему взаимоотношений в коллективе: каждый работник у себя в кабинете главврач, и только он несёт ответственность за то, то в этом кабинете происходит. Без унижений, окриков и подавления сверху. Такая конфедерация, по сути. Эти же принципы он намеревался привить и в грязелечебнице: «Я никогда не видел унижения по отношению к себе, поэтому унижать других не в моих правилах. Это же всегда мерзко. В людях надо было разбудить достоинство, которое в них давно подавили. Когда есть достоинство, есть и свобода и ответственность за свои действия, за своё имя.   

Всю жизнь я каждый свой рабочий день искренне радовался и благодарил Всевышнего за то, что я врач. С такими мыслями я пришёл и сюда работать по своему профилю. А тут настроение у людей другое, обречённость, пассивность, зарплаты низкие, условия работы жуткие, и вообще всё плавно катится вниз. По инерции. Надо менять тут всё, и для этого у меня есть идеи, есть команда, есть силы».

 

Первые шаги

«Изменения мы начали своими силами. Коллективу я сказал: там, где мы живём, должно быть чисто, и порядок  должны навести только мы сами. Поэтому давайте выходить на субботники. Вы не поверите: вывезли с территории около 20 КамАЗов мусора, один из которых был заполнен бутылками. Когда немного расчистили и стало чуть ухоженней, у сотрудников в глазах интерес появился. Говорю: подождите, когда будет полный порядок, вы сами почувствуете, как вы будете себя ощущать», – рассказывает он.

Действительно, отношение у людей сразу изменилось: и к порядку, и к работе. Потому что в их сознании, как и на территории, было полное болото. Этого и хотел Хаджимурад – разбудить понимание, что так жить нельзя: сознание не должно загрязняться, а внешнее есть отражение внутреннего.

Новый лечебный корпус, в котором продумано всё до мелочей, комфортный, современный, способен принимать в два раза больше пациентов, чем лечебный корпус. Но средств на расширение сказали не ждать до 2020 года. дагестан новости махачкале

 

О коллективе

Чтобы сотрудник не выгорал, его труд надо достойно оплачивать. Нищенская зарплата приводит врача к постоянной борьбе за выживание и, он вынужден «стричь» пациентов при попустительстве тех, кто наверху.

Поэтому, оценив бюджет больницы, главврач пришёл к выводу: он может платить работникам вполне достойную зарплату: «Сообщаю об этом сотрудникам, они глаза пооткрывали: как, откуда, нам говорили, денег на это нет? Я говорю: «Есть деньги, я же не придумал их». До моего прихода зарплата врача была 15 тысяч, в первый год стала 27, затем – 32, 36. Сейчас врач получает около 40 тысяч рублей, средний медперсонал – 20 (в прошлом году получал 24, пришлось урезать – финансирование сократили)».

Увеличив оплату труда, главврач попросил отказаться от старых привычек: «Я сразу сказал коллективу: я с вас ничего не беру, и вы тоже не имеете права брать с больных ни рубля. Да, иногда доходят до меня слухи, что кто-то что-то пытается сделать, но это на их совести. Ведь зарплата, и неплохая, вам гарантирована. Я верующий человек, и мне Всевышний дал понимание, что две вещи от меня не зависят: продолжительность жизни и достаток, это Всевышний мне даст, и я за это никогда не переживаю, зачем? И своим сотрудникам говорю: не делайте недозволенного, ни вам, ни вашим детям это на пользу не пойдёт.

Если я не разговариваю ни с кем из заведующих грубо, они не имеют права грубить врачам, те – медсёстрам, а они – пациентам. Я не хочу, чтобы вы работали добросовестно только потому, что меня боитесь, это же глупо. Если что-то делаете, уважайте прежде всего самих себя, потом – меня, но не от страха, я же не надсмотрщик. Не нужно никого любить, но уважать необходимо».

Вроде бы несложные требования, однако не всем было легко их принять. Но терпению и выдержке Хаджимурада Магомедовича может позавидовать даже выпускник разведшколы. Готов повторять сто раз, готов увещевать, не повышая голос, убеждая и доказывая: нормальный человек должен слышать, а не ждать наказания. Говорит, что ослиное восприятие соответствует ослиной натуре, а сотрудники всё-таки люди.

 

О возможностях

Почти четыре года Хаджимурад пытается найти понимание у руководства, и ведомства, и республики. Объясняет: если совсем немного помочь больнице с финансированием, республика получит лучшую как минимум на Северном Кавказе реабилитационную клинику. План у него вполне экономически оправданный:

«Для того чтобы узнать, какой уровень у других реабилитационных клиник, я попросился в командировку в другие центры. Поехал в Бесланский федеральный центр, там отделение реабилитации отличное. С нашим финансированием, конечно, не сравнить. Уже за свой счёт поехал в Таганрог, потом – в Петербург, Москву, Хорватию, на международную выставку здравоохранения. Стало обидно за республику: слушайте, ну там же люди не с двумя головами, почему они могут, а мы нет?» – сокрушается главврач грязелечебницы.

Вернувшись с выставки, Хаджимурад загорелся идеей закупить аппаратуру на полный цикл реабилитации больных всех групп заболеваний – начиная от сердечно-сосудистых заболеваний, заканчивая заболеваниями периферической нервной системы и опорно-двигательного аппарата. Всё удовольствие стоило 70 миллионов рублей. Потратив их однократно, Дагестан бы получил комплект для реабилитации больных, травмированных, спортсменов на достаточно длительный срок, и это позволило бы в корне изменить ситуацию с восстановительным лечением. Но средств в республике не нашлось. 

«Я понимаю, проблем в медицине много, и есть не требующие отлагательства вопросы. Но рассеивать немалые средства по нескольким больницам, чтобы они залатали самые крупные дыры и остались с кучей мелких, на мой взгляд, тоже не выход. Может, всё же оказывать помощь поэтапно, усиливать сначала одно, потом другое учреждение, а не каждое по капле?» – предлагает Хаджимурад Магомедович.

Собрав коллектив, Хаджимурад им сообщает: пока нет средств, но работать надо в полную силу, не ожидая у моря погоды. Решение нашли, приобрели недорогие заменители тех современных аппаратов, приспособили какие-то элементарные тренажёры. XXI век, да. Есть несколько тренажёров, достойных времени – они позволяют разрабатывать конечности после инсульта. Такие терпеливые машины, которые медленно, шаг за шагом, возвращают парализованного больного к нормальной двигательной активности.

Занявшись подбором кадров, главный врач опять столкнулся с бюрократией. Каждого отобранного специалиста почему-то проводили через какие-то дополнительные процедуры утверждения, согласования. Зато в центре с нетерпением ждут молодого и перспективного специалиста, он сейчас обучается в Катаре за свой счёт, в крупном реабилитационном центре.

Лечебный корпус больницы.  Ему более 50 лет, он устарел морально и физически, хотя после ремонта выглядит сносно. Но 8-местные палаты без удобств – это безнадёжно отсталый уровень прошлого века. риа новости дагестан сегодня

 

Территориальный вопрос

Строить препоны и не давать развиваться – это такое наше национальное развлечение. Грязелечебницу открыли более 50 лет назад, но о лечебных свойствах грязевого озера было известно и пару столетий назад. В любом другом регионе такое озеро, учитывая и находящийся рядом минеральный источник, и близость моря и городской инфрастуктуры, стало бы точкой роста для крупного санаторно-рекреационного бизнеса. Но нашему озеру досталась другая судьба. Поначалу его хотя бы как-то оберегали и ценили, но новый век принёс с собой угрозу. В озеро стали засыпать строительный мусор, чтобы потом на месте бывшей водной глади налепить многоэтажки. И задуманное уже начало осуществляться – теперь озеро вместо 5 га занимает всего два. И многоэтажки появились. Грязь стала непригодна для лечения, а скважину с минеральной водой больница арендует, она теперь на частной земле.

Очень ответственные лица из администрации города, приглашённые Малаевым для разъяснения ситуации с застройкой и захватом территории государственного учреждения – больницы, оказались «понимающими». Тухлое, говорят, озеро, от него вонь одна, комары и распространение инфекции. Даже, мол, санэпидстанция говорит: засыпать его надо полностью.

И тут Хаджимурад не выдержал: «Я им говорю: тухлое оно, потому что вы позволили канализационную трубу сюда провести. Мы тут с детства рыбу ловили, на озере этом материковые утки испокон веков гнездятся, это живой организм, часть экосистемы. Как вы можете говорить, что оно тухлое? Вы же руководители города, как допустили, что озеро с лечебной грязью засыпали, а я покупаю лечебную грязь в другом регионе?»

Начальники тогда ничем больнице не помогли, и озеро продолжили бы уничтожать, однако удалось привлечь внимание к экологической проблеме министра экологии и природных ресурсов РД Набиюлы Карачаева. По его распоряжению канализационную трубу отвели от озера и направили в городскую канализационную систему, выделили средства для очистки его от строительного мусора. Теперь отработанная грязь сбрасывается в озеро, которое способно к самовосстановлению.

Но борьба за лакомую территорию в центре города продолжается до сих пор. Несколько участков по периметру территории больницы давно уже оттяпаны и проданы. Если вы зайдёте на территорию больницы с Бейбулатова, увидите там справа от ворот старый двухэтажный корпус, он давно признан аварийным и подлежит сносу. Однако руководитель больницы не может этого сделать. У здания другие хозяева. Они собирались строить тут 9-этажку, а тут главврач появился и чинит препятствия. Мало того, территорию облагородил и собирается создать вокруг озера санитарную зону, в пределах которой недопустима ни жилая, ни развлекательная застройка. И лечебную грязь сохранять. Потому что считает её стратегическим запасом и точкой роста для развития медицинского туризма. 

 

Утопия?

Мы мыслим стереотипами, поэтому на мою реплику: «Какой медицинский туризм, это же утопия!» – Хаджимурад отвечает: «Нет, это реальность». И знаете, а ведь он может. Так, как смог вытащить из болота коллектив, как смог сделать ремонт в имеющихся зданиях и выстроить новый корпус.

«Ремонт я начал делать за свой счёт, не мог видеть этот ужас, нервничал и не мог дождаться, когда перечислят средства на ремонт. А первые выделенные деньги я потратил на благоустройство нескольких палат, нормальные условия для людей создал», – вспоминает главврач.

Стационар  для руководителя – болевая точка, но он не скрывает и не прячет её. В отремонтированном корпусе сегодня, конечно, чистота и порядок – там новые кровати с ортопедическими матрасами, новые чистые постели, крепкие пластиковые окна. Но уровень комфорта не устраивает главврача – невозможно видеть стариков, лежащих в 8-местных палатах, это прошлый век. Причём Хаджимурад берёт ориентир не на среднестатистический российский уровень, который уже безнадёжно отстал от мировых стандартов. Считает, что нет смысла вкладываться во вчерашний день. Это как перейти горную речку: надо всегда брать намного выше того места, которое хочешь перейти.

Но отсутствие средств и отказ в помощи на всех уровнях для Хаджимурада не повод отступать и сдаваться.  И пока нет возможности выстроить новый стационар, он добивается изменений в остальных направлениях.

Столовая, когда-то похожая на хлев, теперь сияет чистотой. Заботливые работники под руководством шеф-повара Марьям Багатарова, типовые склады и цеха, кухня, буфет, зал – мы облазили каждый уголок, и нигде, представляете, нигде не нашли ни одного лишнего или грязного предмета. Не у каждой хозяйки на кухне такой порядок. Хаджимурад с гордостью говорит: такой столовой и кухни, наверное, нет ни в одной больнице. И весь коллектив хочет и может нормально работать. Им не страшны проверяющие и не нужны авралы накануне их появления, у них в любой момент всё по правилам, всё на местах.

Территория – как в хорошем сквере. Так умиротворяюще и спокойно. Чисто, опрятно. Клумбы с цветами, дорожки, зелёные газоны, высаженные молодые деревья. Весной запустят фонтан с подсветкой. Мечеть построили, чтобы люди могли лечить не только тело, но и душу. Курение на территории больницы запрещено и для персонала, и для больных – одним грозит штраф, другим – досрочная выписка.

Вернёмся к сердцу. Если помните, это лечебный корпус. Государственного лечебного учреждения, где лечат бесплатно! Попадаешь туда в недоумении: это санаторий? Это точно в центре Махачкалы? Кто из вас был в хорошем санатории в Кавминодах, может себе представить. Минеральные ванны, душ Шарко и гидромассаж, грязевые ванны и аппликации, кабинеты урологических и гинекологических процедур, электрофизиопроцедур (мы уже говорили об уникальных аппаратах для разработки конечностей после травм и параличей), зал ЛФК, иглорефлексотерапия, многое другое. Отдельно упомяну бассейн – это мечта! Таких идеально чистых водных поверхностей, такого порядка вокруг даже в частных центрах ещё поискать надо. Персонал, обученный и располагающий, нигде ни раздражения, ни злобы. То, о чём говорил Хаджимурад Магомедович: любить никого не нужно, но уважать – непременно.

«Мы поменяли все коммуникации, теперь они работают безотказно, а если случится какой-то сбой, его устранят максимум за пару часов. Осталось совсем немного, и в подвале можно будет ходить в выходной обуви и вечернем платье – всё останется чистым. В грязевом отсеке осуществляется автоматическая подача грязи, такую систему не в каждом санатории Кисловодска встретишь. У нас ведь одни женщины работают, а поднимать тяжеленные бочки с грязью не женское дело», – отмечает Хаджимурад Малаев.

 

Система та же, взгляд другой

Но на всё это ушло немало средств. Как удалось новому главрачу при том же уровне финансирования совершить, как кажется, невозможный прорыв? Оказывается, достаточно было просто правильно распределить выделяемые средства, не распылять по всем направлениям, и в итоге не получая ничего, кроме чопиков в дырявых трубах. Взять одно направление, довести его до идеального состояния и забыть надолго, чтобы оно работало без сбоев, потом перейти к следующему. Ну, и быть честным в отношении казённых средств…

«В этом году бюджет больницы урезали на 10%. Пришлось разочаровать коллектив, сказать, что в этом году мы развиваться не сможем. Рядом с лечебным корпусом стоят 10 свай – тогда собирались строить и стационар, но почему-то передумали и строительство свернули. Хотя заявляли о приоритете достраивать всё начатое. Если бы его построили, больным зимой не приходилось бы в холода бегать из корпуса в корпус по двору, соединили бы стационар, лечебный корпус и столовую в единое целое, поставили бы лифт на второй этаж для инвалидов, это же такая перспектива.

Новый лечебный корпус способен принимать гораздо больше, приглашать людей из других регионов, можно заложить основы для медицинского туризма. Мы разработали культурную программу, экскурсионные маршруты по Дагестану, собирались купить микроавтобусы. Создать такую курортную атмосферу хотели, но денег не хватает на это», – считает новый главврач.

В прошлом году республиканская больница восстановительного лечения и ещё две дагестанских больницы вошли в топ лучших больниц России. Это приятно, это повод для гордости. Как правило, лидеров поддерживают, выделяют средства – поддерживать и развивать имидж республики, перспективных надо поднимать. Но тут не тот случай. Тишина.

Отсутствие современного стационара, на который у республики всё не находится средств, вынуждает топтаться на месте. Больные написали письмо врио главы республики Владимиру Васильеву, они тоже хотят комфорта. Письмо, как обычно, спустили в Минздрав, ответ: на этот год вас в планах нет, можете рассчитывать на 2020 год. Отказали больнице и в УКС правительства, там тоже говорят: денег нет.

А больница вместе с её главврачом не перестаёт удивлять проверяющих всех уровней. Ну, вы знаете, по какому алгоритму выстраиваются у нас отношения с многочисленными инспекциями и проверками. Но тут привычный алгоритм даёт сбой, а Хаджимурад предлагает взамен новый: «Давайте дружить! Джалаладдин Руми говорит: «Подружился с человеком – приобрёл весь мир, потерял человека – потерял мир». Я так и предлагаю всем своим проверяющим и недоброжелателям. Это же идеальная формула общества – не искать от знакомства сиюминутной выгоды, а строить долгосрочные отношения, основанные на уважении к труду другого».

Может, действительно, нам всем стоит уже научиться смотреть в завтра не через прицел, а с прицелом на добро? Наверняка ведь, если в обществе станет модным и популярным бескорыстно оказывать помощь и безвозмездно творить добро, быть честными, ответственными, добросовестными людьми, то это окажет влияние на всех окружающих, изменит их, сделает добрей и справедливей. А пока можете сходить и поудивляться тому, что может сделать человек, если в его душе нет равнодушия.

. новости дагестана свежие

П. Гамзатова

 

Черновик

ул. M. Гаджиева, 94 тел.: (8722) 67-06-78, факс: (8722) 68-08-82

comments powered by Disqus