Все новости Дагестана
Алавудин Мирзабалаев почувствовал, как слабеют тылы. новости дагестана

Сразу в двух муниципальных образованиях республики, в Табасаранском и Кумторкалинском районах, в ближайшее время может развернуться новая борьба за власть. Впрочем, и там и там борьба уже идёт, но пока в латентной форме и под кулуарным соусом.

Ковёр не того покроя

 

В июле 2017 года администрация Табасаранского района обратилась в Арбитражный суд РД с претензией к Службе государственного финансового контроля РД. Та проверила освоение бюджетных средств муниципалитетом в 2014–2015 годах, составила сводный акт проверки на 125 листах и в январе 2017-го вынесла представление. Район с бюджетом 920 млн рублей (в 2016 году) умудрился за два года нарушить бюджетное законодательство почти на 1,3 млрд рублей. Служба выявила факты нецелевого, неправильного, неэффективного использования. Не согласившись с предписанием Службы, администрация обратилась в Арбитражный суд, чтобы признать его незаконным и отменить.

Это – период руководства районом Алавудина Мирзабалаева. В марте 2012 года, напомним, был избран представительный орган со сроком полномочий на 5 лет, и тогда же был избран и глава муниципального образования. Однако с приходом главы республики Рамазана Абдулатипова в большинстве городов и районов ситуация раскачалась до предела, что в итоге обернулось чьей-то отставкой, а кто-то попал под жернова политической и уголовно-процессуальной машины. Но в Табасаранском районе вышел и вовсе конфуз.

Желание Абдулатипова вызвать на разговор избранного главу района Нурмагомеда Шихмагомедова превратилось в настоящую поисковую экспедицию, которую возглавляли формальные и неформальные кураторы Юждага от Белого дома. В итоге спустя почти две недели Шихмагомедов был задержан при пересечении государственной границы с Азербайджаном и без лишнего шума доставлен в Махачкалу. Впрочем, каких бы то ни было печальных последствий для него этот привод к изрядно разъярённому к тому времени «правителю» не имел, через несколько дней была обнародована информация о том, что «Шихмагомедов ушёл со своего поста по собственному желанию…». Правда, тогда поговаривали, что на чашу весов рядом со снисхождением и прошением была положена его опустошённость. В меньшей степени – моральная. В большей – материальная.

Алавудин Мирзабалаев был избран в ноябре 2013 года из состава депутатов и на срок полномочий представительного органа, который закончился в марте 2017 года. По уставу района, глава избирается депутатами райсобрания из своего состава ровно на срок полномочий парламента. Поэтому в марте 2017-го Мирзабалаев должен был оставить должность, поскольку был сформирован новый представительный орган. На первом же заседании новому парламенту следовало избрать председателя собрания и объявить конкурс на должность главы. Но в нарушение этого порядка Мирзабалаев продолжал руководить районным собранием и сохранил за собой должность главы района (хотя в ноябре 2016 года сам же подписью утвердил порядок проведения конкурса по отбору кандидатур на должность нового главы).

После обращения местных общественных организаций суд снял его с должности председателя (сейчас эту должность занимает Алимагомед Казиев), но конкурс на главу района так и не был проведён, и Мирзабалаев продолжает руководить. Всё это происходило без какой-либо реакции со стороны правоохранительных органов, которые прервали молчание лишь однажды, и то без видимых последствий для главы.

1 февраля 2018 года в администрации Табасаранского района Дагестана сотрудники ФСБ и Управления по борьбе с экономическими преступлениями МВД Дагестана провели специальные мероприятия по проверке документации. Под прицел правоохранителей тогда попал глава района. Чиновник информацию о визите силовиков отрицал.

Между тем акт проверки Службе в суде удалось отстоять, и все три тома акта, составленного Госфинконтролем, если верить прокуратуре, были направлены в УЭБ и ПК МВД по РД, а после переадресованы в Дербентский межрайонный отдел. Об этом прокуратура сообщила 27 апреля 2018 года в ответ на обращение председателя МОО «Общественный антикоррупционный совет» Казихана Курбанова. (Служба госфинконтроля вынесла представление в начале 2017 года.)
 

Призрак Дома культуры

 

Одним из основных фигурантов нарушений, судя по материалам суда, является МАУ «Служба единого заказчика-застройщика», которое было главным генератором тендеров.

Например, проверка установила, что капитальный ремонт здания районной администрации в Хучни выполнен на основании договора от 23 декабря 2013 года, заключённого между МАУ и ООО «Расул». Цена контракта составила 1,9 млн рублей, а завышение стоимости выполненных работ, по данным Госфинконтроля, почти 807 тысяч. Тогда же стороны заключили договор на работы по устройству пожарных резервуаров воды (стоимость – 1,9 млн, завышение – около 159 тысяч), а чуть раньше – контракт на капремонт Дома культуры в Хучни (стоимость – 1 млн, завышение – около 131 тысячи).

Но наиболее популярным подрядчиком у МАУ в этот период было ООО «НЭМА». Из перечисленных в постановлении суда тендеров Общество упоминается в шести, их общая сумма составляет 34 млн, а завышение стоимости по ним – около 5,2 млн. Причём, говорит Госфинконтроль, в акты формы КС-2 (акт приёмки выполненных работ) были неправомерно включены затраты, которые к деятельности подрядчика не относятся, например, строительный технический надзор и проектные работы. В одном из этих шести аукционов финансирование и вовсе вылетело в трубу. В 2014–2015 годах на капитальный ремонт Центра традиционной культуры (Дом культуры) в селе Тураг было выделено 2,8 млн. Но, как оказалось, такого центра там нет, кроме того, его вообще нет в реестре муниципального имущества района. Также, по имеющимся у «ЧК» данным, этот же подрядчик выиграл в аукционе на строительство ливневой канализации в Хучни, который также проводило МАУ «СЭЗЗ». С ним был заключён контракт на сумму 25,8 млн.

 

Школа НЭМА

 

Помимо прочего, в нарушение ст. 31 Бюджетного кодекса РФ и ФЗ№83, в 2014 году Управление централизовало в своих руках все расходы на ремонт школ и детских садов.

Так, например, в акте зафиксировано нецелевое расходование бюджетных средств в сумме 25,3 млн рублей. Служба указала, что 16,7 рубля из этих средств, направленные из бюджета республики для реализации основных общеобразовательных программ (Госстандарт в образовании), использованы на расходы по зарплате персоналу, непосредственно связанному с обслуживанием зданий и оборудования в дошкольных образовательных учреждениях. По мнению Службы, эти расходы Табасаранский район должен был нести за счёт муниципального бюджета.

За счёт средств Госстандарта образования в дошкольных образовательных учреждениях района содержалось 206,25 единицы технического персонала, которым начислена заработная плата почти на 13 млн: дворники (21 единица), прачки (24,5), сторожа (44), кочегары (39), уборщицы (5), повара (41,25).

В итоге суд первой инстанции в этом вопросе занял сторону администрации (решив, что деньги были израсходованы в целях реализации программы ФГОС как зарплата вспомогательному персоналу). Но после Госфинконтроль всё равно смог обжаловать это решение в апелляционной инстанции. 

Также в 2013 году из республиканского бюджета муниципалитету были перечислены субсидии в сумме около 8,8 млн, из которых на 5,3 млн полагалось построить новую школу – МКОУ «Ничрасская СОШ» (софинансирование). При этом Служба утверждает, что указанная сумма должна была быть направлена на строительство нового объекта муниципальной собственности – Ничрасской средней школы, тогда как эти средства были направлены на её капитальный ремонт.

Целевые средства республиканского бюджета в размере 5,3 млн рублей в 2013 году администрацией были перечислены на счёт МКОУ «Ничрасская СОШ», которая, в свою очередь, перечислила эти средства на счёт МАУ «Служба единого заказчика-застройщика». По данным источников «Черновика», в течение 2014-го вплоть до июля 2015 года эти средства просто болтались на счету учреждения и по истечении срока не были возвращены в республиканский бюджет как неиспользованные (что, кстати, является нарушением бюджетного законодательства). Вместо этого в июне 2015-го их перевели школе, а та направила их «НЭМА» в качестве авансового платежа в 30%.

Кстати, известно, что учредителем «НЕМА» является гендиректор ОАО «Табасаранское ДЭП №33» Эседулла Абдуллаев, который в 2000 году стал главой администрации сельсовета «Хапильский», а после перешёл на должность главы администрации Табасаранского района, оставив на прежней должности брата Авсета Абдуллаева.

На начало 2015 года дебиторская задолженность перед администрацией района составляла почти 4,5 млн, а кредиторская – 270 тысяч. На 1 января 2016 года кредиторская – около 14 млн, дебиторская – 77,8 млн рублей. Из них 42,8 млн – перед МАУ «СЭЗЗ».

По последним сведениям, имеющимся в распоряжении редакции, Алавудин Мирзабалаев сам изъявил желание оставить пост главы района и даже написал заявление, которое, впрочем, в Белом доме не стали спешить подписывать. Судя по нашим сведениям, Мирзабалаев мог пойти на такой, скажем так, отчаянный шаг по одной причине – он начал терять некогда крепкие тылы, которые ему обеспечивал когда-то весьма влиятельный близкий родственник, брат Мирзабала Мирзабалаев, экс-заместитель руководителя Следственного управления СКР по Дагестану.

Ныне бывший силовик ведёт относительно скромную адвокатскую деятельность в Дербенте, но, сохранив былые связи в следственных кругах, он, разумеется, мог ломать многие претензии к брату по линии следствия, и не только.

Вот такой довольно некачественно сотканный ковёр расстилается сейчас в Табасаранском районе.

 

Война пауков бархана

 

Происходящее сегодня в Кумторкалинском районе, ограничиваясь ёмкой фразой, можно назвать современными циничными политическими технологиями в действии.

Вот уже на протяжении почти месяца блеклый на новостной контент официальный сайт администрации Кумторкалинского района буквально кишит извещениями. Суть примерно одна и та же. Председатель Собрания депутатов района Юсуп Гаджиакаев буквально в режиме спама сбрасывает информационные сообщения об очередном переносе второго этапа конкурса по отбору кандидатов на должность главы района. Причина, как каждый раз объясняет Гаджиакаев, в том, что глава республики не представил своих представителей (членов) конкурсной комиссии по отбору.

Изначально заседание комиссии было запланировано на середину мая, однако с тех пор переносилось 4 раза. Дата последнего срока, назначенная на 14 июня, также была перенесена на 22 число со ссылкой на нерабочий день.

Однако, по нашим данным, никакого отношения праздничные дни к ситуации в Кумторкалинском районе не имеют. В действительности эта неразбериха – результат довольно жёсткой, как сказал бы энтомолог, войны «пауков в банке», и итогом этой необъявленной войны на финише должно стать «сбривание» неугодных кандидатов в пользу единственного угодного. И этим угодным для республиканского центра кандидатом должен стать действующий глава Магомед Бамматов. Ни интересы жителей района, ни тем более наиболее активных оппозиционеров в расчёт, судя по всему, не берутся. Надо думать, очень зря. Ведь надо чётко понимать, к чему может привести методичное и систематическое игнорирование мнения местного населения. Поразительно, но практически каждый из местных глав был «съеден». Кто народом, как в случае с Сапиюлой Карачаевым в 2006 году, а кто правоохранительными органами.

Считанные километры от Махачкалы. Картина «огнём». новости дагестана сегодня

Прошло всего несколько лет, и довольно жёсткую посадку совершил и предпоследний кумторкалинский глава – Руслан Тотурбиев. Точнее, его посадили. На нары. Не обладавший всемерной поддержкой электората, но во многом благодаря харизме умевший держать управление в руках, он, тем не менее, оказался бессилен перед правоохранительной системой. Был арестован, обвинён в многомиллионных хищениях бюджетных денег и до сих пор находится под следствием. Однако именно в послетотурбиевский период Кумторкалинский район вошёл в зону жёсткой турбулентности. Сколь-нибудь самостоятельного кандидата на должность руководителя на тот период не оказалось, лепить его не было времени, и центр применил простейшую формулу – назначил исполняющим обязанности Магомеда Бамматова. Притом, что этим назначением тогда в той или иной степени были довольны все стороны: и основная часть населения, и руководство республики.

Однако, несмотря на то что Тотурбиев сидел в махачкалинском СИЗО, к тому же в особо охраняемом блоке «Г», он умело придерживал Бамматова в своей орбите. Один эпизод, явно символизирующий эту взаимосвязь, произошёл пару лет назад. По нашим данным, в СИЗО пришёл на тот момент начальник УФСИН России по Дагестану Муслим Даххаев, у которого состоялся деловой (!) разговор с Тотурбиевым. Ему главный тюремный надзиратель республики якобы предложил приемлемые «человеческие» условия содержания и другие знаки внимания, а взамен влиятельный сиделец должен был связаться с Бамматовым и поручить ему положительно решить один земельный вопрос. Что в чьих рамках полномочий, видимо, никого не волновало. И уже спустя пару лет силовики подкопались к плодам звонка из СИЗО.

В сентябре 2017 года в ходе проведения оперативно-разыскных мероприятий сотрудники правоохранительных органов установили, что Магомед Бамматов в период с 2015 по 2016 год в сговоре с начальником отдела по управлению имуществом и землеустройства Кумторкалинского района Ш. Болатовым незаконно выделил земельные участки Новолакского района (Новострой), тем самым причинив ущерб последнему на сумму свыше 28 млн рублей. В том числе в селе Новокули было выявлено незаконное выделение 50 га земли. Кроме того, за подписью Бамматова третьим лицам было передано 497 га земель, а также 30 га, выделенных председателем колхоза им. Ленина.

В декабре 2015 года УБЭП МВД по РД направило материалы следователю Кумторкалинского РОВД, который впоследствии вынес постановление об отказе в возбуждении дела в связи с отсутствием оригиналов. Такие же схемы незаконного оформления земель были выявлены и в селе Гамиях. Однако, по нашим сведениям, в руководстве МВД РД была наложена жёсткая резолюция на эти материалы, после чего начальник УЭБиПК МВД не рискнул педалировать дела. Такая бесцеремонная земельная перекройка, как нам известно, сильно разозлила главу Новолакского района Гаджи Айдиева, однако все его потенциальные инструментарии были притуплены громким рыком из центральной площади Махачкалы.

Не исключено, что сегодня Магомед Бамматов устраивает определённые узкие круги, но однозначно можно сказать, что для основной части жителей района он стал проблемой номер один. Причём с элементами явной и прямой угрозы для некоторых местных жителей.

Местный фермер (настоящий, а не бумажный, как нередко принято в Дагестане) Умахан Апавгаджиев является олицетворением принципиального противодействия откровенно незаконным действиям районных чиновников, включая начальника Кумторкалинского ОВД и руководителя района. Причём продолжает выражать свою активную позицию, несмотря на то что проблемы у него растут прямо пропорционально его действиям.

Апавгаджиев свыше 10 лет вместе со своей семьёй занимается крестьянско-фермерским хозяйством, в основном содержит крупный и мелкий рогатый скот, соответственно, производит мясо и молоко. В 2010 году без всякого уведомления и предупреждения у него отняли более 30 га сенокосов, находящихся в аренде. Земля, к тому времени уже засеянная люцерной, руководством района была передана третьим лицам. Отчаянные крики арендатора, его обращения в разные инстанции, мольбы о помощи остались гласом вопиющего в пустыне. «Земли, расположенные вокруг моего МТФ, относящиеся к СПК, начали раздавать под участки людям, у которых нет даже одной головы скотины. Постепенно моё хозяйство – одно из крупных в районе – зажали со всех сторон. К кому только я ни обращался – всё бесполезно. Никто не реагирует», – безнадёжно возмущается фермер.

«Черновик» ранее писал, что именно в этот период у Апавгаджиева дотла сгорело здание фермы на 200 голов крупного рогатого скота, в котором к тому же находилось 3 тысячи тюков сена. Мало того, что дело не расследовали и не помогли, так вконец обложили разбитыми под застройку участками. Всё, что раньше считалось сельскохозяйственной землёй, теперь начало застраиваться жилыми домами. Разумеется, руководство муниципального образования даже краем уха не хочет слышать про развитие сельского хозяйства и импортозамещение, предпочитая по привычке торговать разрешениями на землю. В Белом доме следовало бы сейчас думать не о том, как сформировать конкурсную комиссию, а о том, как создать специальную комиссию и проверить, какие массивы сельхозземли в Кумторкалинском районе (особенно вдоль федеральной трассы и других основных дорог) ушли с молотка и уже активно застраиваются (специальный репортаж о земельном коллапсе в районе читайте в одном из ближайших номеров «ЧК»).

Глава республики Владимир Васильев пока, очевидно, не успевает реагировать на эксцессы, рождаемые у него под самым носом. Управленческий кризис в Кумторкалинском районе – это прямое следствие вмешательства ближайшего окружения руководителя региона, неважно, бывшего или действующего. Это искусственно запущенный политический процесс, который должен завершиться победой Магомеда Бамматова и только его, поскольку любой другой, независимый от прямого воздействия Центра руководитель района может положить большой и массивный крест на заведомо тёмных проектах, курируемых из Белого дома. В том числе связанных с переделом земли – одной из самых дорогих в республике.

Позади у Васильева одна сложнейшая кампания – выборы президента России, а впереди не менее сложная – решение вопроса с главой Дагестана. А судя по риторике Владимира Абдуалиевича – ещё надолго задержаться в республике, то ему однозначно следовало бы взглянуть на дела «подбрюшные» спокойным и твёрдым взглядом, иначе немудрено ненароком отложить на задний план неотложное, внеочередное. То, что может сыграть с республикой очень злую шутку. ]§[

Черновик

ул. M. Гаджиева, 94 тел.: (8722) 67-06-78, факс: (8722) 68-08-82

comments powered by Disqus