Все новости Дагестана
Фото: ldpr27.ru. новости дагестана криминал
Фото: ldpr27.ru

Эксперты «Комитета гражданских инициатив» предупреждают: принятая в Махачкале двухступенчатая система выборов городского собрания чревата жесткими внутриэлитными конфликтами. В условиях, когда республику и так сотрясает скандал вокруг Сагида Муртазалиева, которого прочили на пост мэра региональной столицы, результаты выборов могут оказаться и вовсе взрывоопасными.

Отсчет пошел заново

Единый день голосования в нынешнем году в России назначен на 13 сентября: состоятся 10811 избирательных кампаний регионального и муниципального уровня, в том числе 814 – в регионах Северного Кавказа.

Только в Дагестане предстоит 605 выборов, на Ставрополье – 123. И лишь в двух регионах (Северная Осетия и Кабардино-Балкария) избирать никого не будут, в Чечне предстоит выбор депутатов в Гудермесе и Ново-Беное.

Всего, по данным Центризбиркома, необходимо заместить 93 тыс. 350 мандатов, что почти в 2,5 раза больше, чем было на прошлогоднем Едином дне голосования (около 40 тысяч мандатов). Но не только это привлекает внимание к муниципальным выборам: эксперты отмечают, что они станут своего рода репетицией предстоящих выборов в Госдуму России.

Помимо них в 2016-2017 годах пройдет сразу 14 губернаторских кампаний. В том числе в будущем году предстоит избрать главу Чечни (напомним, что эта республика стала единственной на Северном Кавказе, от прямых выборов главы которой парламентарии решили не отказываться), а также назначить главу Карачаево-Черкесии.
Рамзан Кадыров и Рашид Темрезов смогут занимать свои посты еще как минимум 11 лет, до 2026 года

Причем основные претенденты на эти посты – Рамзан Кадыров и Рашид Темрезов – смогут занимать их еще как минимум 11 лет, до 2026 года. Дело в том, что оба руководителя регионов пока ни разу не избирались, им эта процедура предстоит в будущем году. А в соответствии с недавно принятыми поправками к федеральному закону первым сроком считается тот, который начался после вступления в силу закона о возвращении выборов. Проще говоря, для назначенных президентом и позже переизбранных глав субъектов все предыдущие сроки «обнуляются».

«Паровозы» летят вперед

Еще одна тенденция, которая наверняка сохранится на грядущих выборах в Госдуму, – это использование губернаторов в качестве «паровозов» партсписков «Единой России». Такую схему на сентябрьском Едином дне голосования используют в 10 из 11 субъектов, где предстоит избрать региональные парламенты. Исключение составила лишь Новосибирская область, где партия власти пошла на эксперимент: первая тройка – это люди непартийные, собранные по итогам праймериз (врач, общественник, бизнесмен).

Прокремлевские Институт социально-экономических и политических исследований (ИСЭПИ) и Центр содействия законотворчеству (ЦСЗ) уже опубликовали исследование, пытаясь выяснить, какие депутаты Госдумы могут стать предвыборными лидерами в своих регионах.

Политологи выделили 81 единоросса-одномандатника, которых партия власти будет использовать в качестве «локомотивов». Среди них шесть представителей Северного Кавказа – избранные от Ставропольского края Ольга Тимофеева (она же сопредседатель «Общероссийского народного фронта») и Юрий Эм; Адам Делимханов (Чечня); Адальби Шхагошев (Кабардино-Балкария); Михаил Старшинов (Карачаево-Черкесия); Гаджимет Сафаралиев (Дагестан).

Показательно, что в список, составленный экспертами ИСЭПИ, не попал ни один представитель Северного Кавказа от других парламентских партий – КПРФ, ЛДПР и «Справедливой России». В то время как, например, от Ростовской области политологи считают возможным выдвижение на выборы-2016 сразу трех их представителей (Виктор и Николай Коломейцевы, Михаил Емельянов), а от Краснодарского края – двух (Николай Харитонов, Андрей Руденко).

Напомним, что коммунист Николай Коломейцев и справоросс Михаил Емельянов ныне баллотируются на выборах губернатора Ростовской области, а Николая Харитонова прочили в кандидаты на губернаторский пост в Краснодарском крае.

«Малышей» задвинули подальше

Любопытно наблюдать за активностью непарламентских партий, для которых муниципальные выборы в сентябре – первая реальная возможность добиться узнаваемости у избирателя. Но партийцы этим пока пользуются крайне вяло. Скажем, на Ставрополье своих кандидатов на муниципальных выборах выдвинули помимо четырех парламентских партий («Единой России», «Справедливой России», КПРФ и ЛДПР) только четыре непарламентских – это «Патриоты России», «Родина», «Яблоко» и «Коммунистическая партия социальной справедливости» (КПСС). И это с учетом того, что в регионе официально зарегистрировано 65 региональных отделений партий.
На Ставрополье своих кандидатов выдвинули (помимо парламентских партий) только четыре непарламентские

Или взять Ингушетию, где пройдут третьи по счету муниципальные выборы (в них примут участие 200 тысяч избирателей). Напомним, что с 1992 по 2009 годы глав районов, городов и сёл назначал ингушский президент. На сей раз половина депутатов сельских поселений и городов будут избираться по пропорциональной системе, остальные – по мажоритарной.

Однако из 44 зарегистрированных в республике партийных отделений выдвинули кандидатов только девять: помимо четырех парламентских партий это «Патриоты России», «Народная партия за женщин России», «Защитники Отечества», «Демократическо-правовая Россия», а также «Партия народного управления». И это, кстати, при том что от сбора подписей на выборах была освобождена партия «Правое дело», имеющая представителя в народном собрании республики.

О праволиберальной оппозиции в регионах Северного Кавказа не слышно вообще ничего. Да и на других территориях, которые считаются более демократичными (в Сибири или на Северо-Западе) у них постоянные предвыборные проблемы: изъятие тиража, чрезмерно сокращенные сроки выдвижения, угрозы в адрес активистов и кандидатов…

При этом показательно и то, что на «Карте нарушений» (это интерактивный интернет-проект, запущенный ассоциацией «Голос») пока что нет ни одного сообщения о нарушениях на Северном Кавказе.

Недемократичная Махачкала

Анализ предвыборной ситуации в регионах регулярно проводят две общественные организации – ассоциация «Голос» и «Комитет гражданских инициатив» Алексея Кудрина. Судя по их докладам, в разных регионах, где 13 сентября предстоят муниципальные выборы, принцип свободной конкуренции был деформирован изменениями в избирательные законы.

Вот несколько примеров. Скажем, в Магасе предстоит избрать новый созыв городского совета в составе 15 депутатов (по пропорциональной системе – то есть по партспискам). Формировать избирательный фонд для агитации вправе только сама партия – а это весьма скромные 1,5 млн рублей.

Кандидатов от «Единой России» (а возглавил партсписок временно не работающий Хезир Фаргиев, победитель проекта «Я – первый!») отбирали по итогам праймериз. Однако о ходе голосования не сообщались никаких подробностей (персонального состава кандидатов с должностями, явки), на сайте регионального отделения партии есть лишь окончательные итоги голосования по разным площадкам.

Дагестанские партийцы проявили большую активность: только на выборах в городах своих кандидатов выдвинули 13 непарламентских партий

Аналогичная ситуация, отмечают авторы доклада «Комитета гражданских инициатив», с итогами праймериз «Единой России» в Дагестане, где 13 сентября предстоят выборы собрания депутатов в шести городах (помимо Махачкалы это Буйнакск, Дагестанские Огни, Кизляр, Каспийск и Южно-Сухокумск). Здесь результаты праймериз партии власти вообще не были опубликованы.

Между тем не в пример Ставрополью и Ингушетии именно дагестанские партийцы проявили большую активность – только на выборах в городах выдвинули своих кандидатов 13 непарламентских партий. Это «Родина» и «Патриоты России» (все шесть муниципалитетов), «Правое дело» (Южно-Сухокумск, Каспийск, Махачкала), «Партия ветеранов России» (Буйнакск), «Трудовая партия России» (Буйнакск, Дагестанские Огни, Каспийск, Кизляр, Махачкала), «Города России» (Дагестанские Огни), «Объединенная аграрно-промышленная партия России» (Дагестанские Огни, Махачкала), «Партия свободных граждан» (Дагестанские Огни), «Союз труда» (Дагестанские Огни), «Российская партия пенсионеров за справедливость» (Дагестанские Огни, Каспийск, Махачкала), «Партия возрождения села» (Кизляр, Махачкала), «РОТ-Фронт» (Махачкала), «Молодая Россия» (Махачкала). Только вот что говорят избирателям эти многочисленные и, в общем-то, похожие названия?!

Между тем как отмечают аналитики «Комитета гражданских инициатив», сама система «многоступенчатого делегирования», принятая в Махачкале, крайне недемократична. Кремль пытался продавить ее в Нижнем Новгороде и Воронеже, но воспротивились и местные элиты, и общественные активисты.

Все объясняется простой арифметикой. В Махачкале из 79 депутатов трех районных собраний в городское попадут лишь 45 человек (это чуть больше половины). А остальные, выходит, останутся не у дел и рано или поздно создадут оппозицию. В условиях, когда республику разрывает на части противостояние вокруг Сагида Мартузалиева (он считался претендентом на пост мэра столицы), это лишь подольет масла в огонь.

comments powered by Disqus